Стихи о писателях, поэтах, великих людях. И.А. Бунин

Я Бунина всего не прочитал,
И как об этом я сейчас жалею.
Мне помнятся лишь «Темные аллеи»,
Но видится совсем не темнота…

Я в жизнь входил, я был еще мальчишкой,
Проблем не ведал, горя не видал,
Романы с продолжением читал,
Где приключений было даже слишком.

И вдруг удар, запретный разговор,
Его подслушал, впрочем, я случайно
(Но для ребенка это сразу тайна),
И вот вхожу я в комнату, как вор.

Вот книжный шкаф, от шорохов белею,
Знакомая обложка, строгий шрифт
(На этаже остановился лифт).
И надпись: Бунин. «Темные аллеи».

А дальше время как стрела неслось,
Я ночь последним завершил рассказом.
Спросила мама: Ты не болен, часом?
— Да нет, спасибо, просто не спалось.

От впечатлений голова болит
И в сердце кто-то вдруг вонзил иголки — 
«Кавказ», «Баллада», «Муза», «Руся», «Волки»,
«В Париже», «Таня», «Натали», «Мадрид».

Как много страсти, сколько суеты,
И как любовь бывает многоцветна.
Я уяснил, для прочих незаметно,
Что жизнь не праздник, в ней не все цветы.

На все вопросы стал искать ответ,
Наткнулся на стену не из обмана,
Одно лишь слово — рано, рано, рано,
А было мне уже тринадцать лет!

С тех пор водицы утекло не мало,
Я к книге возвращался и не раз,
Мне каждый помнится сейчас рассказ
«Красавица», «Часовня», «Месть», «Начало».

Перечисленьем вас не затрудню,
Все за меня расскажут эти строки,
Я вел дневник, у жизни брал уроки
И вместе с Буниным пришел к другому дню.

И вот стою, на все смотрю сурово,
И поколенью будущему в масть,
Чтобы не спиться или не пропасть,
Хочу сейчас сказать такое слово.

Читайте Бунина, любите тишину,
Влюбляйтесь, падайте, играйте и грешите,
Живите в верности и в чистоте живите
Отдав дань музе, доброму вину.

А если прорастет крупица спора,
Когда в сердцах останется лишь лед —
Вернется красота и мир спасет
От пошлости, от скуки, от позора.

Алексей Рябошапка
___

Стеблей колючих горестный клубок,
Подобный перекати-поле,
Засохнет прахом, обозначив срок
Отверженной печальной доли.

Пройдя чужие страны и моря,
Отросток чудом сохранится,
Когда прольется дождь, животворя,
То прорастёт цветок в землице.

Так слово Мастера, познав любовь,
Воскреснет истиной из мрака,
Забвение отринув, станет вновь
На родине цветущим злаком.

Нас Бунин позовёт из тьмы аллей,
Осенний сад приветливо распахнут,
А на столе, накрытом для гостей,
Антоновскими яблоками пахнет.

Родникова Елена

___

Виктор Панкратов

      Памятник Бунину

Дней окаянных – чёрные тиски…
Ужель всевышним
нам они – простятся?
         Сквер…
         В нём – деревья тянутся распяться…
         И слепота осенняя тоски.
         Россия не готова для суда:
         минувшего ещё живучи стоны
         Никольский храм
         текуче правит звоны
         вдоль улицы Дзержинского сюда.

Пусть каждый платит личные долги.
К чему шептать заспинно и бесстыже:

– Подумать только –
Тридцать лет в Париже…
И пёс приблудно жмётся у ноги.

         Всему своё – в безвременье седом…
         Но истины
          Зернистый вызрел колос.

         История свой прочищает голос.
         Истец на месте
          – Дело – за Судом!
13 октября 1995 г.

Виктор Будаков

       Дом на Дворянской

Большая Дворянская, Старый Бег –
Стоял в два крыла здесь дом.
И поезд поблизости брал разбег,
В какие края влеком?

Ребёнок в губернском былом далеке
И в ласке, и в сказке был.
И плыл пароход по Воронеж-реке,
В какие края он плыл?

Дорога от дома однажды берёт,
В какой уводя туман?
Он мальчик, он отрок, он взрослый бредёт,
Дорожный потёрт чемодан.

В холодную осень в краю полевом
В час поздний его узнай. – 
Как будто он ищет родимый дом,
Пришедши в родимый край…
1990

       Вьюга в Татьянин день

В час январский улицей Дворянской
Сани мчат, и ветер гривы рвёт,
И терзая русские пространства,
Вьюга над Воронежем ревёт.

Вечер. Бунин в городе родимом.
Век двадцатый, и седьмой в нём год.
Путь, коли земной он, исходимый,
Белою шрапнелью вьюга бьёт!

И всего лишь городская вьюга,
Деревенской вьюге – не сестра:
Та в дороге, в поле сбросит с круга
И не продержаться до утра.

И коль заметает – так под крыши,
И не отворить глухих ворот,
И по избам гул метели слышит
Запертый метелями народ.

Здесь же фонари видать при вьюге,
Кружево оранжевых огней,
И по счастью, здесь не сбиться с круга,
Хотя вьюга – всё сильней, сильней.

В зале Благородного собранья
Молодых, встречающих – битком!
Зал хвалы. Не то что поле брани.
Вьюга лишь бранится за окном,

Словно в ней предвестие стихии,
Через десять лет когда рванёт –
Занесет его пути в России
И саму Россию заметёт…
1980, 1995

     На родине Бунина

Глухие поля, золотые поля
На родине Бунина.
И тихо вздыхает о чем-то земля 
На родине Бунина.

Какой уже год и какой уже век 
На родине Бунина 
Страдает и верит народ-человек, 
Что лучшее – сбудется!

И вера восходит, как отчий завет, 
На родине Бунина, 
Как тихой зари возвышающий свет 
На родине Бунина.

Когда-то мы жили, и снова живем
На родине Бунина,
И зыбко-нечаян, и вечен наш дом
На родине Бунина.
1969, 1995


Галина Умывакина

              У дома Бунина

Ах, окаянный век! – Добро, не в общей яме, 
и цел, не разорен младенческий Ваш дом. 
А так не все ль равно – в Воронеже, в Майами 
иль где там? – повторять: у птицы есть гнездо.

В погибельной стране все та ж старуха косит 
и промышляет век все в том же кураже. 
А в садике у Вас горит такая осень, 
что кажется: октябрь в последний раз уже.

На ладан дышит век, а так же правда колет 
глаза, и тот же стыд нам снова души ест. 
И что-то там звонят с окрестных колоколен! 
И снова не понять – набат иль благовест.

Ах, окаянный век! Отходит – а поди же: 
разбойничий замах, крутые номера... 
Покойно ли, тепло ль Вам спится под Парижем, 
легко ли вспоминать: у зверя есть нора?
22 октября 1991 г.


     В. И. Дмитриева

Славному юбиляру
Ивану Алексеевичу
                           Бунину

из далекого Воронежа, где ночью на улицах воют волки
            и антоновские яблоки продаются возами,
                                                                       сердечный привет.

Зорь весенних красоту,
Грусть осенних увяданий,
Снежных вихрей суету
В зове призрачных рыданий.

Жуть тоскующих ночей
На усадьбах позабытых,
Стук цепей и гарь печей
В сёлах, дымкою повитых,

Пены волн и моря синь
У бойниц седой руины,
Вещий сон немых пустынь
Раскалённой Палестины,

Скучный, серый русский день,
Блески грозные зарницы
И мистическую тень
Над Востоком древней
                        птицы –

Всё воспели Вы, поэт,
На своей волшебной лире…
Дай бог жить Вам много лет
В этом злом и хмуром мире.

Где во мраке бурь и бед
Лишь Поэзия есть Свет!..
Жаль мне, что меня-то нет
На веселом Вашем пире!

Но традициям верна,
Буду в полночь и одна
Юбиляра пить здоровье,
Хоть – увы! – принуждена,
Так как в доме нет вина,
Пить лишь молоко коровье…
1912

Средняя: 5 (2 оценки)

Рубрика: 

Материалы по теме